Главная » 2015 » Апрель » 16 » Запретная зона. Часть 2
22:44
Запретная зона. Часть 2

Полковник не узнавал прежнего городка, разрушенного во время войны. Сейчас это был уже не городок, а город. Кварталы новых домов, широкие улицы, даже троллейбусы. Кстати просто для того чтобы все было правильно, нужно ловить рыбу там где это разрешено. и ловить удобно из лодки. Для этого советую вам надувные лодки цены которых вас приятно удивят. Ведь это удобно и практично когда вы лодку можете привезти на водоем, надуть и спокойной рыбачить

 

На пирсе Круглов долго пытался завести старенький мотор.

  • Эту игрушку пора на слом. Когда последний раз получали оборудование? — спросил полковник.
  • Не вчера, как видите. Пока еше тянет,— проворчал Круглов, а про себя подумал: «Начинается. Новая метла... Ничего, оботрется».
  •  

Наконец мотор «потянул». Город скрылся за поворотом реки, и с обеих сторон поплыли то лесные, то покрытые пашнями берега, то новые заводы. Тугой весенний ветер хлестал в лицо.

  • Лесопилка,— указывал Круглов.— Корье в воду сбрасы­вает. Судиться будем... Красильный — три года очистные строит... Ремзавод — вот уж где хамы: и платят — и гадят...

Полковник слушал, но не сводил глаз с левого берега. Вот начались повороты: первый, второй, третий...

За четвертым должен быть широкий плес, где он еше мальчиком с самодельных мостков ловил с ребятишками серебристых плотвиц...

 

И плес открылся — широкий, рябой от ветра, с островками сухой прошлогодней травы, сквозь которую пробивалась новая, ослепительно-зеленая под весенним солнцем Плес был преж­ним, но на пологом берегу его вырос большой поселок. От во­ды он был отрезан длинным участком, огороженным высоким, глухим забором. От самой воды поднималась прямая аллея раскидистых тополей, упиралась в забор и продолжалась уже за его пределами. Ни ворот, ни калитки в заборе не было. Странно!

 

  • Фоминский плес! — крикнул Круглов.— Запретная зона!
  • Для кого запретная?

Круглов закашлялся и досадливо махнул рукой. Полковник не стал переспрашивать. Он лишь прислушивался к тому, как учащенно колотилось сердце. Лодка огибала мыс. Сразу за поселком началась березовая роща. Раньше здесь был перевоз. Вот он — цел!

  • Давайте-ка сюда!

Круглов подрулил к береговым мосткам и заглушил мотор.

  • Я сейчас вернусь, подождите меня! — Полковник встал.
  •  

Он почти бежал сквозь прибрежную полосу старых, едва тронутых зеленой дымкой берез. За рощей была деревня Грачово, в конце которой стоял дом его отца-бакеншика, стоял до того летнего дня сорок первого года, память о котором вела полков­ника через все тяготы войны. В тот день, перед отправкой на фронт, он шел сюда проститься с женой и сыном: они приехали к его старику отцу на лето. Фронт был далеко, но вражьи самолеты уже появлялись здесь, не дожидаясь ночной темноты. В тот памятный день рядовой-пехотинец Соколов успел дойти только до рощи. Взрывная волна бомбы, упавшей где-то рядом, отбро­сила его в озерцо родниковой воды. Он встал оглушенный, мокрый, выбрался на косогор. Глубокая воронка зияла на месте родной избы. Сегодня, как и тогда, полковник шел краем березняка. Запах прелой прошлогодней листвы мешался с терпким ароматом клейких березовых почек. Вот и косогор. Полковник стал подниматься. Сейчас он увидит... Увидит тот родной уголок земли, где стоял дом его отца. Но, что это?

 

По всему склону к воде спускалась большая усадьба, обне­сенная штакетником. В вишневом саду сверкали свежей краской шесть летних домишек. Седьмой — разлапистый, двухэтажный, с громоздкими террасами — возвышался в центре сада, как бы увенчивая все это хозяйство.

 

Кто выстроил усадьбу, посадил вишни? Соколов вспомнил о фотографии, о словах секретаря: «Пишут люди...» Кто же живет здесь? Может, хозяин усадьбы — такой же честный труженик, каким был отец полковника? Мало ли что говорят завистники!

Полковник повернул назад. По дороге, не останавливаясь, мельком взглянул на две лодки, стоявшие на приколе против усадьбы. Что ж, лодки как лодки, ни на той, ни на другой не было каких-либо браконьерских приспособлений.

Круглов ждал его, полулежа на корме и подложив под себя шинель. Он дремал. Рядом белел вынутый из шинели бумажный кулек. Заслышав шаги полковника, Круглов приподнялся. ■

  • Поехали?
  • Да. Обратно.
  • И на шлюз заезжать не будете? Километров семь осталось.
  • Зачем?

Круглов помрачнел, молча завел мотор, накинул шинель на плечи и носком сапога сбросил бумажный кулек за борт. Бумага лопнула, из нее вывалились соленые огурцы, течение подхвати­ло их и понесло в сторону шлюза.

Полковник и не предполагал, что на его голову свалится столько забот. Но главной была охрана.

В борьбе с браконьерством самый ответственный период — это время нереста рыбы. Скапливаясь на ограниченных участках водоема, рыбьи стаи, словно магнит, притягивают к себе хапуг со всей округи.

Полковник предложил разделить весь район на три части — по числу инспекторов; каждый в ответе за свой участок, все трое — за весь район. В помощь им выделялась группа общественных инспекторов. Круглов ворчал: «Зачем это разделение? В инструкции об этом — ни слова». Потом выбрал самый дальний участок, кончавшийся шлюзом. Полковник опасался, что о начале нереста инспектора узнают позже всех: «Неужели во всем районе нет ни одного ихтиолога, ни одной биостанции или рыболовно-спортивной секции, с которыми можно держать связь? Почему бы не составить календарной карты нерестовий ценных рыб?» Круглов не сдавался: «Что он — мальчишка? Разрисовывать карты! Да разве нерест проходит всегда строго по календарю в одних и тех же местах? Ждешь его здесь, а он — вон где!» Полковник не соглашался: «Если ждешь не там, где надо,— значит, ничему не научился. Места нереста не меняются беспричинно. Если знать все изменения режима воды, можно избежать ошибок. А карта поможет вывести определенные закономерности, чтобы точно знать, куда переносить центр наблюдения в самое горячее время. И еще: бывают ли инспектора в прибрежных деревнях? Он вот был вчера в одной деревушке и насчитал тринадцать «пауков» на задворках и в огородах. А за последние три недели задержан лишь один нарушитель. Не странно ли?

Круглов молчал, кашлял и крутил одну самокрутку за другой. Демин довольно улыбался: «Ну, с таким не заснешь». Полковник сразу пришелся ему по душе. Демин понимал его с полу­слова и каждое поручение старался выполнить как можно лучше.

 

Нравился и полковнику этот живой, горячий юноша — с ним было легко работать. А вот Круглов...

Продолжение следует...

Категория: Рыболовные истории | Просмотров: 594 | Добавил: Лев
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: