Запретная зона. Часть 5

Запретная зона Часть 5 Рыболовные истории

Предыдущие части:

Гольцов вздрогнул.

  • Вы же рыболов, наверно? В свободный час любите с удочками посидеть? Места здесь золотые.
  • А-а… Как же… — Гольцов засмеялся хрипловатым смехом.—Да редко приходится: работа!

Проводив Гольцова до выхода, полковник вернулся к инспекторам.

  • Под Федосеиху… поедете вы, товарищ Круглов. Договоритесь с милицией, попросите выделить хотя бы одного человека. И возьмите с собой двух общественных инспекторов. А вас, товарищ Демин, послезавтра, часа в четыре утра, я жду под Грачовым, на Фоминском плесе. Раньше не появляйтесь. Я выеду завтра вечером электричкой.
Браконьерство

Из всего, что говорил полковник, Круглов понял одно: госинспектор дает ему возможность искупить вину. Круглова это обрадовало. От его угрюмой настороженности по отношению к полковнику не осталось и следа. Он отлично видел, что новый на­чальник предан своему делу. Только не мог он не ревновать к Демину, с которым Соколов быстро нашел общий язык. Ну ничего! Он еще покажет, на что способен Круглов! С милицией он связываться не станет. Там всегда неохотно отзывались на подобные просьбы: управляйтесь сами. А просить, уговаривать… И общественники ему не нужны. Он поедет один.

К Фоминскому плесу полковник добрался в сумерках. Не до­ходя до перевоза, он выбрал место в кустах под старой ветлой и закинул три донные удочки. Потом завернулся в плащ, сел, прислонясь к корявому стволу, и огляделся. Справа, под Фомин — ской дачей, раскинулся плес, слева лежал берег гольцовской усадьбы. Внизу на приколе чернели две лодки. Берег был пустынен и тих. Но вот в роще щелкнул соловей, с другой стороны реки ему отозвались сразу два — и состязание началось. В перерывах между соловьиными трелями тишина казалась еще ощутимее. Неожиданно с плеса донесся звук, заставивший полковника насторожиться. Звук был похож на чмоканье, сопровождаемое тяжелым всплеском. Он повторился еще раз. Еще… Сомнений не было: нерестился лещ. Сумрак сгущался, противоположный берег потонул в нем, и только с воды не уходило отражение светлого майского неба. Полковник зажег карманный фонарь: через полчаса на той стороне должны были расположиться два других «рыболова» — общественные инспектора. А на плесе все сильнее разгорался весенний праздник жизни — рыбья свадьба.

«А ведь Гольцов — браконьер!» Эта мысль не отступала. — И приходил он, чтобы сразу убить двух зайцев: отвлечь внимание на другого, а самому поживиться в эту ночь. Не мог же он пропустить нерест! И эта ссылка на Фомина: «Он меня знает»… Ясно: желание спрятаться за спину уважаемого здесь человека.

Давно погасли огни на директорской даче, на перевозе. Небо почернело, надвинулось, стало близким. С воды по-прежнему доносился то затихающий, то усиливающийся рыбий плеск.

Браконьер злейший враг природы

Когда стало светлеть и далеко на противоположном берегу из сизого сумрака показались крыши построек, полковник понял, что проиграл игру. Что же он: все-таки ошибся? И вся его неприязнь к Гольцову появилась лишь потому, что тот жил на самом близком и родном для него клочке земли? Как эго низко!

Восток золотился, алел. За рощей хлопнул выстрел пастушье­го кнута, замычали коровы — деревня просыпалась. Полковник снова взглянул на часы: пора бы уже появиться Демину. А что, если прочесать плес?

Полковник собрал снасти и пошел к перевозу. Едва он от­крыл дверь будки, как устоявшийся запах лука и водки ударил ему в. лицо. Молодой белобрысый парень спал, раскинувшись на деревянной скамье. Полковник с трудом разбудил его. Перевозчик узнал госинспектора, отвязал лодку и, пошарив под скамьей, вытащил круг пеньковой веревки.

Хостинг Украина
Оцените статью
Донка
Добавить комментарий